Катлуев Никита

Катлуев Никита


Возраст: 5 лет
Диагноз: Острый миелоидный лейкоз. 1-ый сверхранний костно-мозговой рецидив, рефрактерный. Состояние после трансплантации стволовых клеток от мамы. 2-ой ранний костно-мозговой рецидив, рефрактерный

Скачать реквизиты фонда

Распечатать банковскую квитанцию

Сбор закрыт! Спасибо всем, кто помог Никите!

30.04.2019

Никита борется с раком крови уже на протяжении четырех лет. Мальчишке пять, получается, что судьба отвела ему только год безмятежной жизни. Никита устал. Он часто капризничает, плохо спит, не остается один ни на минуту. Это и понятно, тяжелейшее, мучительное лечение, один за другим рецидивы. А виной этому хромосомная мутация, так называемая транслокация t(6;9), которая провоцирует рост опухолевых клеток.

Помимо многочисленных курсов химии, ребенок пережил лучевую терапию и трансплантацию костного мозга. Никита продержался меньше года, а потом опухоль снова пошла в рост.

После было введение незарегистрированного не только в России, но и в мире препарата Mylotarg, благодаря которому удалось добиться значительного снижения минимальной остаточной болезни, но ремиссия так и не наступила.

Из-за токсического лечения у мальчика развилась острая кардиомиопатия, это делало невозможным дальнейшее проведение химиотерапии. Функции сердца стабилизировали, но на фоне отсутствия лечения началась быстрая прогрессия лейкоза. Врачебный консилиум принял решение о необходимости экспериментального лечения: «Применение препаратов Опдиво и Вайдаза является обоснованным, необходимым по жизненным показаниям и не подлежащем замене, так как курс терапии, содержащий данные препараты, является единственной противорецидивной опцией терапии для пациента».

Уже первый курс лечения этими препаратами дал очень хороший эффект. У мальчика улучшился аппетит, ушли боли, уменьшилась зависимость от донорских компонентов крови. Насколько лучше стал чувствовать себя ребенок можно судить и по тому, что сейчас он лечится амбулаторно и большей частью находится дома в родных стенах, среди любимых игрушек. «Никите никогда с начала лечения не было так хорошо, — констатирует лечащий врач, — организм ребенка ответил на комбинированную иммунную терапию, которая показала эффективность с минимальным профилем токсичности».

Сейчас ребенку требуется второй курс лечения. Количество введений препаратов остается таким же. Стоимость курса, состоящего из двух флаконов Опдиво и семи флаконов Вайдазы составляет 524 230 рублей. Поскольку лечение экспериментальное, препараты эти больница не закупает.

Благодаря первому курсу терапии удалось значительно снизить количество опухолевых клеток в костном мозге, есть вероятность выхода ребенка в полную ремиссию.

Врачи говорят о большой степени вероятности, для родителей же это надежда. Надежда, на то, их мальчик наконец перестанет мучится, что болезнь отступит. В этот раз окончательно и бесповоротно.

Требуется: 524 230 рублей для приобретения препаратов Опдива и Вайдаза для проведения 2-го курса комбинированной иммунной терапии.

15.03.2019

«С самого рождения только папа и ему и нужен», — не без гордости говорит Вадим. Сын повсюду следует за ним как хвостик. Вадим в столовую — он тоже, в ординаторскую — Никита тут как тут. «Даже в магазин отцу выйти не дает, через пять минут звонить начинает, когда придешь», — улыбается соседка по палате. Так и живут они в онкоцентре, отец и сын. Именно живут, по-другому и не скажешь.
Никита заболел в 2016 году. Анализ костного мозга обнаружил неблагоприятный фактор риска — транслокацию t(6;9), которая провоцирует рост опухолевых клеток.

За все время лечения так и не удалось снизить опухолевый клон до минимальных цифр. Благодаря многочисленным курсам химиотерапии, в том числе высокодозной, лучевой терапии, удавалось уменьшить минимальную остаточную болезнь, но радикально избавиться от опухоли не получалось. Количество опухолевых клеток то снижалось, то вырастало вновь. Несмотря на это, было приято решение о проведении трансплантации стволовых клеток от мамы. Врачи рассчитывали, что после ТКМ иммунный механизм ребенка начнет работать. Костный мозг прижился. Никита продержался год, а затем опухоль снова пошла в рост.

Это был уже второй рецидив. Следующим этапом лечения стало введение незарегистрированного не только в России, но и в мире препарата Mylotarg, находящегося на стадии клинических испытаний. Благодаря этой терапии удалось добиться значительного снижения минимальной остаточной болезни, но ремиссия не наступила.

Я смотрю на этого пятилетнего мальчугана и не понимаю, как он все это выдержал. Токсичное лечение вызывало массу осложнений: грибковые и бактериальные инфекции, боли, снижение функции сердца, аллергические реакции — это немыслимо даже для взрослого, а тут совсем малыш. В выписке говорится: «несмотря на проведенную индукционную, консолидационную, противорецидивную химиотерапию, трансплантация костного мозга, экспериментальную таргетную терапию, ремиссии достигнуто не было. Течение заболевания остается рефракторным. Ввиду развившейся тяжелой острой токсической кардиомиопатии, проведение химиотерапии было жизненно противопоказано».

Функции сердца стабилизировали, но началась быстрая прогрессия лейкоза. Двенадцатого марта врачебный консилиум принял решение о необходимости экспериментального лечения: «Применение препаратов Опдиво и Вайдаза является обоснованным, необходимым по жизненным показаниям и не подлежащем замене, так как курс химиотерапии, содержащий данные препараты, является единственной противорецидивной опцией терапии для пациента». Этот экспериментальный курс комбинированного лечения продемонстрировал свою эффективность и низкую токсичность именно при терапии рецидивных/рефрактерных формах миелобластного лейкоза». Курс терапии состоит из семи введений Вайдазы и двух Опдиво. Поскольку, повторюсь, лечение это экспериментальное, эти препараты больница не закупает.

Пока мы общаемся с врачами и папой Никитка успевает съесть бутерброд, посмотреть мультик, собрать робота и устроить на подоконнике автогонки. Он постоянно в движении, но всегда фиксирует, где находится отец. Даже отнести тарелки в столовую они идут вместе. Вадим на больничном, но, когда они с сыном приезжают домой, сразу бежит на работу. Он сборщик мебели, и дело для него находится всегда. Чтобы сын не расстраивался, Вадим начинает уговаривать мальчика еще с вечера, просит не плакать, объясняет, что папе надо заработать денег. Но Никитка все равно грустит. И каждый раз, возвращаясь домой, Вадим видит силуэт сына в окне и представляет, как тот с порога кинется его обниматься. Крепко-крепко, до дрожи в руках.

Требуется: 524 230 рублей для приобретения препаратов Опдива и Вайдаза для проведения экспериментального курса противорецидивной терапии.

*Если будет собрано средств больше, чем требуется, мы направим их на лечение другого ребенка.

**Во избежание нецелевого использования, мы не публикуем на сайте официальные документы (счета на оплату, выписки из истории болезни и т. д.), но готовы предоставить необходимую информацию по запросу.

Ваши пожертвования за текущий месяц
678 585.03 рублей
Ваши пожертвования за 2019 год
48 404 861.27 рублей

Вы можете помочь детям любым удобным для вас способом:

 

Мы на Facebook Мы в Одноклассниках Мы на Youtube

// Сокращение кол-ва новостей в правой колонке